Последние новости
Творческая встреча
19.11.2014

Виртуальная фотошкола приглашает

Фотолекторий
05.11.2014

Новая форма работы нашей школы - выездной фотолекторий

Новый маршрут
07.10.2014

Теперь маршрут наших фотоэкспедиций будет включать Грузию

10.08.2013

Фотографический сайт INSPIDER.ru обратился с просьбой дать интервью.

17.06.2013

Как становятся фотографом или первый практикум на Петровском острове

Фотографические засеки

-----
03.02.2013

Продолжение записок об экспедицию в Северную Осетию-Аланию

МАДИНА

Родившись в семье шахтера и медицинской сестры в небольшом поселке Мизур, девочка, как все местные дети, немного побегала по хлипкому и шаткому навесному мостику через бурлящий Ардон на противоположный берег – в школу, успела надеть пионерский галстук под гипсовым знаменем на стене горняцкого управления, и на этом закончила политическую карьеру.

Скорый переезд во Владикавказ открыл новые возожности: математическая школа, музыкальная школа.

Старшие классы уже в Москве.

А дальше мелькание хроники. Пединститут, училка математики, аспирантура, второе высшее, потом третье, потом, если выговорить, «эмбиэй», руководитель финансово-экономической службы труднопроизносимого департамента мощнецкой фирмы, где месяцами не платят зарплату.

В прямой или обратной последовательности – увлеклась фотографией, заразилась фототурами, вышла замуж за пожилого человека, села за руль, полетала на мотодельтаплане, в таежной Верколе гарцевала на лошадке, обошла не по одному разу города и веси Русского Севера.

Потом четыре года – экспедиции по Осетии, заново открыла для себя щемящую красоту гор.

Осетины – деликатнейшие люди. В моем присутствии говорят только по-русски, приходится просить говорить на родном языке. Очень нравятся эти скифские дифтонги, двойные ударения, трудные согласные… И я уже понимаю с десяток слов, и могу произнести пять-шесть.

Ау, осетины и евреи, откуда эти общие «шалам-шолом» и «шабад»? Все люди братья?

Ужасно не терпится познакомить вас с теми, кого полюбил сам в путешествиях по Осетии. Но как не начать с той, которая дала вторую жизнь, спасла и отогрела…

Так и мучается со мной. Скоро десять лет. Но пока восемь…

ЭЛЬБРУС

ЭльбрУс - высочайшая вершина России, а Эльбрус (с ударением на первый звук) - человек среднего роста, нормального телосложения в расцвете мужского возраста.

Всю свою жизнь он за рулем автобуса, затем «персоналки», а в последние годы мотается на популярной беленькой «Лада Приора» из Осетии в Чечню и по другим надобностям с логотипом одной из международных миротворческих организаций.

Эльбрус очень сдержан, немногословен и спокоен, хотя в работе случаются «ситуации». Ну да на тот случай на заднем сиденье или в машине сопровождения есть человек с автоматом.

Коли уж говорим о шофере, уместно заметить, что он как хороший автомобиль: небольшой внешне, но просторный внутри. Именно внутреннее содержание Эльбруса поразило меня, когда познакомились и стали дружить.

Здесь надобна одна оговорка. На всей большой Земле осетин чуть более 700 тысяч. Отнимем диаспору, и получается, что в самой Осетии их порядка полумиллиона. Меньше населения одного самого маленького московского района. И потому первый вопрос при встрече: как твоя фамилия, откуда ты.

Многие фамилии известны всей Осетии, и тотчас находятся либо общие корни, либо близкие или дальние знакомые. Таким вот занятным образом Эльбрус опознал мою Мадину назвал пару ее предков, и сообщил к моему изумлению, что происходит она из древнего, но обедневшего княжеского рода. И вот теперь я пытаюсь сообразить, как правильно обращаться к жене – «Ваше сиятельство» или «Ваша светлость», убей, не помню.

Познакомились мы с Эльбрусом на свадьбе – средней такой осетинской свадьбе, человек на 300, ну, может, чуть больше. И началось все с того, что он пояснил мне некоторые свадебные обычаи, роли разных людей на этом красочном сборе. Не увлечься этим невозможно, но это, пожалуй, тема отдельного разговора, потому что придется говорить и о старших, и о 49 тостах, и о многом, от чего просто закружится голова, возьмись я сейчас говорить.

Было это в августе. А вернувшись домой, я потерял сон и, кажется, немножко рассудок, «заболел» Осетией натурально. И вот с больной головы мало того что в октябре снова усадил жену в машину, так еще и кликнул друзей ехать в Осетию. А отпуска отгуляны, деньги проедены, народ бранится, что не предупредил заранее.

Ну и как хотите, сказал я. А все же паровозом вслед за нами сорвались из стольной несколько человек, и там, в Осетии понадобилась вторая машина, чтобы гарцевать группе ненормальненьких. Вот тут объявился Эльбрус на личной «Ниве» (горная классика, между прочим). Славно мы поездили-поснимали.

Эльбрус оказался не только проводником, но совершенно замечательным знатоком. Он, мне кажется, знает всю историю осетин от времен Скифии до нынешних. Религиозные верования осетин, традиции и обычаи, мельчайшие детали быта, истоки и законы гостеприимства, - да просто все-все, о чем ни спросишь, о чем ни зайдет речь. Попробуйте сказать, что это не везение, когда хочется не только бродить и снимать пейзажи, но оказаться в живой человеческой среде, и вот вам Эльбрус, который везет нас в горный аул из трех домов в гости к бабушке Рае с ее сиюминутными тремя пирогами, а еще в другое, дальнее село на фамильный кувд (не сейчас о том, что это такое), где я узнал, что такое стать осетинским зятем.

Кажется, я так и ходил за Эльбрусом с приоткрытым ртом. Я кусал локти, потому что не имел диктофона.

Всякий следующий раз, возвращаясь в Осетию, снова и снова с удовольствием и жадно слушал повествования (а как скажешь иначе) Эльбруса и не переставал удивляться этому тихому, скромному человеку. Минувшей осенью он не смог вырваться с работы, снарядил с нами на второй машине своего доброго знакомого, беженца из Южной Осетии. А зимой, когда мы впервые решили встретить Новый год в Осетии, нас было всего четверо, и мы обошлись одной нашей машиной.

Но мы по-прежнему встречались с Эльбрусом совсем как родные. И нынешней осенью, несомненно, побегаем вместе с этим красивым человеком.

И уж скорее бы!

ФЕЛИКС

Я сопротивлялся как мог…

Два года назад надо было посмотреть, отчего это я не могу козлом скакать по горам. Ну, кроме возраста, должны быть причины?

В Москве меня семья пихала в клинику обследоваться. С моей-то любовью к бесплатной медицине… А тут, извольте видеть, Осетия, Владикавказ, и уже самому хочется, чтобы кто-нибудь утешил.

Сопротивлялся как мог, аха. Виделась очередь в регистратуру, хождения по коридорам, сидения у дверей, нежелание врачей заниматься «понаехавшими», и прочие прелести.

Далее оказываюсь на тихой улочке почти в центре Владикавказа. Двухэтажный особнячок. Наверху кто-то живет, на первом этаже то ли клиника, то ли частный кабинет. Внутри все тихонечко, тесненько, нет, пожалуй, плотненько и стерильно. Деликатнейшая медсестра за столом с компьютером, и никаких регистратур, картотек и что там еще бывает.

Через одну минуту мои чистосердечные признания уже жили в компьютере; через три минуты из двери кабинета справа вышел доктор. Вы его не знаете. Поэтому вот портрет. Рослый, не худой, но стройный, вот с такими глазами! Руки… пальцы… ой! На полторы фортепианных октавы. Когда устанете, остановите меня, а пока - телеграфно: красив, элегантен, деликатен, внимателен, стеснителен, быстр и точен в вопросах и реакциях.

Еще через сорок минут я вышел на улицу, не веря, что так бывает. Полное обследование сердца, пара рецептов, рекомендации, - все «как у больших», только не за неделю, а за час.

Слушайте, говорю Вам, такое бывает! Доктора зовут Феликсом. Его я люблю уже два года. В прошлом году зашел только на минуточки – подарить снимки, улыбнуться, заверить в полном и глубоком уважении.

В этом году снова пришлось навестить доктора Феликса. Ну пришлось…

За час: радостные приветствия, какая-то расширенная ЭКГ от милой медсестры, УЗИ сердца и сосудов от милой... доктора, что-то еще, беседа с доктором Феликсом, вручение пакета документов и рекомендаций, просьба звонить или писать на мейл через две недели, затем еще через две - для динамического наблюдения.

Прикинули, сколько времени это заняло бы в любой из московских клиник?

А теперь хотите знать, сколько это стоит? 1400. Не долларов, нет. Рублей.

МАЙЯ

У меня нет ни одного снимка Майи… Это неправильно. Но так сложилось. .. Поэтому для нее только фотография маленького кусочка ее родины.

Маленькая женщина обманчивого возраста появилась у нашего столика в небольшом кафе на улице Горького, что в центре Владикавказа, почти у самого берега Терека. Она была управляющей этого кафе, и приблизилась только спросить у заезжих москвичей, хорошо ли им, вкусно ли, все ли в порядке. И мы дружно закивали восемью головами, и так же дружно посетовали на необъятность порций. Она улыбнулась, пригласила быть гостями кафе и дальше, тихо ушла.

Через несколько дней я свалился. Хорошо свалился. На термометре сразу 39,8, сознание поплыло, мне было хорошо и жарко, а жена украдкой всплакнула надо мной.

Два визита «скорой» мало что поменяли… Потом Мадина повела наш народец обедать, и я стал ждать, что мне принесут какой-никакой бутербродик.

Мади вернулась, держа в обеих руках пакеты и пакетики. Это кафешные девочки собрали для меня настоящий обед, который одолеть я не мог никак, хотя глазами все бы съел, так это было красиво и ароматно. Но в довершение к этому была извлечена баночка малинового варенья и баночка горного меда, которых в меню совершенно точно не было… Их прислала Майя, узнав, что мне не можется…

Много Вы знаете управляющих кафе, которые бросятся вот так на помощь человеку, виденному единожды две минуты? Я сказал себе, что так бывает только в Осетии. Потому что к тому времени был уже совершенно влюблен. Влюблен в Осетию. И она, руками Майи слала мне помощь…

Всякий раз потом, когда мы приезжали снова, Майя возникала вот так же, на минуточку, и улыбалась так же тихо, и уходила к быстрым своим делам.

Нынешний новый год мы встречали там же, в Осетии. И нашли Майю уже на новом месте – она управляет уже рестораном итальянской кухни «Лимончелло».

Мы устроились в уютном полумраке «Рояль-бара» под мягким снопом света лампы под домашним абажуром. За моей спиной был старинный черный кабинетный рояль. Играл живой джаз. Улыбчивые официанты не обслуживали, а угощали нас вкусным-вкусным. Там не принято чиниться между ними – кто какой стол обслуживает. Завидев даже взгляд в свою сторону, подходил тот, кто оказывался ближе.

Майя была с нами, и впервые рассказывала о своих орхидеях, которые выращивает в домашней оранжерее, о своих песиках, с которыми носится как с детьми. А о ее детях мы уже знали. И хотели, чтобы они, живя в Москве, навестили нас, но они скромны и стесняются…

И в этот раз я не достал камеру, не сделал портрет Майи… И это неправильно, говорю Вам. Поэтому только кусочек Осетии сегодня. Для Майи.

Если окажетесь во Владикавказе раньше, чем я, пойдите в ресторан «Лимончелло» - это в центре, никуда ехать не надо. Вас встретит улыбчивая девочка, проводит к столику. А Вы просто спросите, здесь ли Майя. Уверяю, она будет там, потому что она там всегда – без выходных и праздников. Майя там работает и почти живет там же…

Передайте ей благодарный привет. А сами оглянитесь, и увидите нечто такое, что случается нечасто. Ресторан расположен в бывшем купеческом складе, расположенном под жилыми домами. Он соединяет проспект с соседней улицей. Стены красного кирпича могучи, своды круглы, воздух свеж, свет мягок.

И там почти живет Майя, которую я ни разу не снимал…

Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Выберите правильный ответ
Первый космонавт мира
Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения