Последние новости
Творческая встреча
19.11.2014

Виртуальная фотошкола приглашает

Фотолекторий
05.11.2014

Новая форма работы нашей школы - выездной фотолекторий

Новый маршрут
07.10.2014

Теперь маршрут наших фотоэкспедиций будет включать Грузию

10.08.2013

Фотографический сайт INSPIDER.ru обратился с просьбой дать интервью.

17.06.2013

Как становятся фотографом или первый практикум на Петровском острове

Из записок сумасшедшего фотографа

-----
10.01.2013

Прежде чем пытаться рассказать о нынешней поездке в Северную Осетию придется заметить, что никогда еще до сих пор так тяжко не складывалось ее начало...

1. Накануне Мадина заболела, продолжала работать и заработала осложнение - лимфоденит. На лечение оставалось три дня, и врач потребовала в пятницу, день отъезда, прибежать на контрольный осмотр. Прибежали. Остаточные явления. Экстренный анализ крови. Повторный заход к врачу. Непонятно, можно ли в таком состоянии отправляться в дальнюю дорогу.

Все ж поехали. Вместо 6 утра выбрались из Москвы после 13 часов... Погода мерзкая. Зимний дождь практически в течение всего пути. Знаменитая заторами и ДТП трасса М-4 "Дон". Короткий световой день. Гололед.Вечернее время преподнесло вовсе неожиданный сюрприз: температура со слабо положительной сменилась на отрицательную, и на трассу лег туман. Сперва клочьями, затем пеленой, а вскоре таким молоком, что я не мог видеть ни обочину трассы ни разделительную линию. Многие машины припали к краю дороги и замерли до утра. Но нам категорически нужно было двигаться вперед. В итоге на промежуточный рубеж - в станицу Тарасовскую приползли в 4 часа утра. Чуть поспали, побежали дальше. Но 1800 км не уложишь в световой день. И все повторилось как в первый день пути. К счастью, Кабардино-Балкария и Северная Осетия сжалились над нами, и, хоть и в темноте, но уже уверенно и на изрядной скорости мы добежали до Владикавказа. В 2 часа ночи поставили машину на стоянку гостиницы "Плазма". Усталость изрядная, но уснуть удается не сразу - перед глазами и в каждом суставе жила еще дорога... Но, знаете, так говорят, - мы это сделали)))...

2. Какой я фотограф, бог весть, а вот что удачливый шоферюга - факт.

4400 километров позади. Вчера перекрыли из-за лавин дорогу из Дарьяльского ущелья в Грузию, а мы успели пробежать ее до самого пограничного перехода. Правда было странно видеть пустую площадку, на которой обычно скапливаются десятки фур, автобусов и легковушек.

На трассе м-4 "Дон" снова все стоит из-за мощных заносов, 6 машин улетели в кюветы (две видел), а мы опять проскочили, только страшновато было идти на обгон по заметам...

Дигорию прошли хорошо, натужно дались только последние километров 6, но машина упрямо тянула, даже цепи надевать не пришлось.

В Цей тоже добрались благополучно, хотя там были неприятные наледи в изрядных колдобинах. Остальное - проще...

Однако же, скажу я вам, други, зимой пробеги напрягают в целом куда больше... Уже на Каширке Мадина что-то заметила и спросила: "Ты в порядке?". Признаться, на МКАД и затем в сторону дома по Щелковке шел уже на одном энтузиазме.... И вот что скажу еще: корейская машина - хорошая рабочая лошадка, да!

Теперь сажусь за обработку снимков, и постепенно стану публиковать их в новом альбоме. Добро пожаловать, друзья!

3. По приезде в Осетию мы дали себе день отдыха. Провели ночь в небольшой и недорогой частной гостинице . Встретили с московского паровоза нашу спутницу Женю Аверьянову ( с ней были уже в Осетии, ездили на Соловки и в Каргополь). Прибежала днем раньше приехавшая бывшая моя студентка, ныне аспирант Текстильного унивеситета Валечка Михайлова.

Загрузились мы и побежали в Дигорское ущелье.

Было утро 31 декабря, канун Нового года. Мы не особенно торопились. Расстояние небольшое - километров 130, но дорога через самое, пожалуй серьезное и живописное ущелье.

То в одном месте, то в другом дорога закручивается так, что изобразить это можно рисунком кишечника из школьного учебника. При этом асфальт закончился скоренько, и пошел неасфальт очень разного качества, степени убитости, оледенения и проч...

День выдался серый, вялый, умеренно теплый. Мы останавливались время от времени поглазеть, поохать, что-то поснимать, но я знал, что главное впереди, и не очень усердно пользовал камеру.

Горы из-за расстояния, дымки, вязкой пелены не казались грозными, а скорее чуть театральными, серыми и шерстяными.

Все настоящее было впереди. А пока хотелось дойти до горной базы, не забуксовать, не сесть на пузо, как говорят автомобилисты. И мы доехали до базы "Порог неба" за неполных пять часов. Кисловато на душе было последних километров шесть. Вязкий сырой снег машина преодолевала натужно. В какой-то момент в салоне запахло жженой резиной. Ничего не обнаружив, дал железу остыть четверть часика, и так доползли...

Можно было скинуть вещи на прицеп мотосаней, добраться до жилого корпуса, умыться наконец и унять дрожь в руках-ногах.

До Нового года оставалось несколько часов. Мы быстренько развесили в помещениях базы, коридоре, столовой и баре наши пейзажи прошлых осетинских лет (30х45 на пенокартоне), народ смотрел и радовался, а мы бухнулись на часок и стали готовиться к полуночи....

Перед глазами все еще была дорога...

4. Сходили мы с машинкой в автосервис - подлатать душевные раны после зимних побегушек по горам.

Обошлось все сущей безделицей. Но глядя на машину сверху, понял, что удары по башке были не мнимыми, а вполне себе были. Две вмятины на крыше от падающих камней.

Ну что ж, камнепады никто не отменял. Спасибо, что обошлось маленькими камушками, а не глыбами.

И то сказать, отчего б им и не падать, когда вооон какие махины громоздятся....

5. Непросто было решиться на нынешнюю экспедицию… В отдельности зимы, трассы и гор я не боялся. Был опыт зимних поездок на 1000 км на съемки в Каргополье. Было уже немало поездок и по горам. Но сейчас предстояло соединить в одном пробеге несколько осложняющих его факторов. Чтобы опыт был полезен не только для меня, но и тех, кто пожелал бы предпринять подобное – необязательно из Москвы - стоило бы хоть кратко о нем говорить. Первое, что необходимо – сформулировать замысел и маршрут поездки. Следует исключить те пункты, которые в зимних условиях могут быть слишком рискованными. Так, было решено зимой отказаться от поездок в Цмити и к другим заброшенным селам. Неясно было состояние дорог в Дигорском и Цейском ущельях. Прогноз погоды по трассе М-4 «Дон» тоже обещал мало удовольствий. Поэтому изначально реализуем первую заповедь путешественника – детальная подготовка автомобиля. Диагностика движка, ходовой части, рулевого управления, тормозной системы, осветительных приборов. В багажник: аварийный комплект, домкрат, цепи противоскольжения, запас низкотемпературной жидкости для омывателя стекол и фар. Подготовка аппаратуры – стандартная. Непременно свежие аккумуляторы, штатив, светофильтры (без излишества, но ультрафиолетовый, поляризационный и градиентный серый полезны), всяческие чистилки для оптики. Хорошо, если есть вторая камера. Кофр с аппаратурой лучше везти не в багажнике, а на заднем сидении, ибо безопаснее, да и в дороге часто возникает желание оперативно поснимать.

Собственная подготовка – тоже стандартная, разве что добавляются теплая одежда, ботинки на цепкой подошве и гетры на «молнии» поверх обуви и брюк, чтоб не загребать снег внутрь. Темные очки были бы весьма полезны, но я лишен возможности иметь их поверх своих стекол. Ехать предстояло по двум основным трассам: сперва М-4 «Дон», затем «Кавказ». От Москвы до Владикавказа 1800 км. Короткий световой день. Основное время в пути в сумерках и сплошной темноте, ибо освещаются только отдельные участки трасс в населенных пунктах, на мостах, эстакадах, автозаправках и постах ГИБДД. Вождение ночью заставляет быть в постоянном напряжении. Дорожная разметка не всегда хорошо различима, особенно на бесснежных участках и темном покрытии. Плохие погодные условия временами вообще лишали возможности разглядеть полосу движения и обочину дороги. Качество дорожного покрытия на трассах в целом хорошее, но в населенных пуктах часто отвратное, и легко можно было поймать рытвину размером в полколеса, что я и проделал успешно в славном городе Аксае.

Отдельная проблема – дисциплина движения. Сплошь и рядом, днем и ночью находятся любители на скорости под 200 км/час обогнать (хоть и по встречной полосе), встать перед твоим бампером и чинно следовать дальше. Можешь сердиться, можешь пожимать плечами, но лучше следовать правилу «трех Д»: дай дураку дорогу. Думаете, этим грешат лимузины или могучие шкафы на колесах? Вовсе нет, чаще разнообразные «Жигули» и «Лады». Правила дорожного движения и нормальная человеческая порядочность требуют от встречного водителя переключать свет фар с дальнего на ближний. Ничуть не бывало! К тому же все больше на дорогах машин с самопальными ксеноновыми фарами, которые ослепляют напрочь. Это уж совсем тяжко. Молись, чтобы на выходе из такого «пожара» не оказался пешеход или животное… Надо сказать, что деликатнее прочих на трассе водители грузовиков, в особенности дальнобойщики. Часто видишь, как такой прижимается к обочине, пыхтя на трудном подъеме, чтобы резвые машины могли спокойно идти на обгон. Надо сказать, 1800 км пути зимой – совсем не шутка. Преодолеть их махом едва ли удастся и самому подготовленному и выносливому водителю. Меня за рулем временами заменяла жена. Это давало отдых рукам и глазам в первую очередь.

Вполне успешно добежали до Владикавказа. В наших планах было набегать еще 600-800 км по дорогам и ущельям Осетии и вернуться.

Так все и случилось вполне благополучно.

6. Обычно фотосъемка в горах не представляет собой особенных сложностей. Но важно учитывать некоторые ее особенности.

Как правило, объекты съемки труднодоступны, и требуется немало труда и смекалки для выбора нужной точки съемки и ракурса.

Порой достаточно сместиться на несколько метров в сторону, чтобы исключить из кадра ненужные детали. Иногда пройти до очередного изгиба дороги или тропы, и открывающаяся перед взглядом панорама меняется кардинальным образом. Это отличает фотосъемку в горах от съемки на равнине. Здесь пейзаж меняется стремительно.

Поэтому, в частности, недальний путь в горах на автомобиле может растянуться на часы… Только двинешься вперед, как снова хочется тормозить и целить объективом в очередное «ах!».

Меняется многое: вот только что вершина бликовала, сплошь залитая светом, а через минуты направление света изменилось или край солнца спрятался за облако, и панорама играет деталями, выявляется объем. А там, внизу, где был сущий мрак тени, отраженным светом выхватывается рельеф, видны перекаты обмерзшей речки.

А как играет цвет! Слепой серый вдруг прорывается голубыми тенями по снегу, в небе синь, пунцовеют края облаков.

Но так бывает не всегда. Серый пасмурный день заставляет «играть» настройками камеры: менять контраст, насыщенность, баланс белого. Абсолютное большинство цифровых фотографов полагает, что всеми этими настройками можно пренебречь, снимая в RAW-формате. Однако, я убежден, что и в этом случае вмешательство фотографа полезно и необходимо. Дело в том, что матрица – электронный прибор с достаточно широким, но не безграничным диапазоном возможностей записи информации. Для того, чтобы исключить потери, можно изначально смещать этот диапазон в ту или иную область, - по меньшей мере, это экономит усилия при постобработке фотографии. Характерный пример: в пасмурный день можно сместить баланс белого с «дневного света» на «облачность». Снимок приобретет необходимую, но не излишнюю теплоту изображения, не будет казаться унылым.

Есть и более действенный способ – съемка в режиме брекетинга, когда снимается серия из 3-5 файлов со сдвигом экспозиции или баланса белого на заданную величину. При этом постобработка фотографии сводится к слиянию файлов и небольшой коррекции цвета и тона.

Вообще зимняя съемка в горах стала для меня неким личным открытием. Стало понятно, что такое седые горы… Летом они ярки, контрастны, объёмны. Зима же припорашивает снегом не только вершины, но и склоны гор. Цвет почти уходит, контраст снижается, хвоя выглядит почти черной в нахлобученных шапках снега, открытые пространства испещрены то складками скал, то россыпью камней. Преобладающий тон – даже не серый, а именно пепельно-седой.

Зимнее небо нечасто бывает выразительным. При перемене погоды гуляют живописные облака, часть неба заливает сплошной синевой. Но в остальное время – та же тихая седина, что и внизу. И это тоже характерное и по-своему выразительное состояние.

Порой приходится слышать, что надо бы пользоваться возможностями редактора и «впечатывать» изображения облаков, иначе картинка выглядит невыразительно, коли небо пустое. Я бы возразил. Зритель, знающий горы, распознает фальшь. Говорят же, что для одного критика небо пустое, для другого – чистое. И это уже, кажется, понятие не только зрительное, но даже музыкальное…

Горный пейзаж не напрасно зовется суровым. И не только потому, что горы сами по себе суровы и грозны. Еще и потому, что колористика их, особенно зимой, крайне сдержана, почти монохромна. И если мы хотим застать радостное пятно цвета, наш удел – ранний подъем и заблаговременный выход на заранее намеченную точку съемки. А там будет несколько минут, не больше, чтобы поймать удачу.

7. Поездки в Осетию я стал называть экспедициями.

Поначалу эта мысль даже не приходила в голову. Есть устойчивое понятие «фототур». Снаряжаешься, зовешь друзей, катишь по известным местам, смотришь направо-налево, радуешься разнообразию пейзажей, усердно снимаешь. А года два назад вдруг возник вопрос: не скучно ли – по тем же местам. Тем более, что друзья и коллеги соблазняют – а вот еще сюда хорошо бы, и здесь красиво…

Выбор, на самом деле, есть. Но не между притягательными местами – их не счесть – а между туризмом и погруженным состоянием.

Лет 20, если не больше, был я привязан к Русскому Северу. Кижи, Валаам, Онега, Архангельск, Пинега, Веркола, Кий-остров, другие места посещал. Год за годом с редкими перерывами ездил на Соловки, Каргополье. Итог подводить рано, Север все равно зовет мощно, хотя три года уже пауза. В нынешнем году, чую, не усидеть… Вот и Мадина просится на Соловки, а в Каргополе друзья скучают…

Но вот появилась Осетия…И не появилась даже, а взорвала все мои ощущения и представления о путешествиях. Невероятные пейзажи. Горы лучшие, совершенно лучшие, потому что теперь уже и мои…

Едва завидев в выси тропу, воображаю, почти вижу, как бредет по ней одинокая фигура. В горах нечасто видишь человека на тропе, но пройти молча одинокого путника никак нельзя. Как бывает в русской деревне – навстречу незнакомый человек, неважно какого возраста, и не поздороваться нельзя, хоть ты какой-раскакой горожанин…

Сценка из позапрошлого лета. Высота более 2000 м. Дорога наверх закончилась давно. Еще какое-то время карабкаюсь по камням вверх. Наконец валуны заставляют задрать капот в небо, и не понимаешь, куда дальше пойдет колесо, как опуститься без переворота. Сдают нервы, останавливаюсь, бунтую… Спутницы бредут дальше, скрываясь из вида. Ставлю камеру на штатив, телевиком целюсь вверх, что-то снимаю. Вдруг слышу надсадный рев движка… Здесь! Откуда?? Как черный жук наползает «десятая» «Лада» (!). Набита молодыми джигитами так, что один висит снаружи на дверце, а изнутри его крепко держат за ноги пассажиры. Поравнялись со мной. Водительское стекло опускается, оттуда взлохмаченная физиономия улыбается мне, и с поклоном: «Здравствуйте, уважаемый!» ….

Вы еще не знаете Эльбруса, Казбека, Феликса, Ислама, Марата, бабушку Раю, Майю… Надо рассказать о них, потому что мы с вами не бегаем по фототурам, - мы ходим в экспедицию, а значит ставим перед собой цель, изучаем, познаем, влюбляемся и хотим любить еще больше. Мы находим обезлюдевшее селение, читаем руины, трогаем стены башен, отыскиваем далеко внизу след пути, по которому карабкались сюда. И даже не задумываемся над тем, где она, в какой стороне эта Москва.

Потому что есть суета сует, и есть настоящее…

Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Выберите правильный ответ
Деталь фотоаппарата с линзами
Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения